Сон. Утро. Воспоминание

Сон. Утро. Воспоминание

Сон. Утро. Воспоминание


Огромный грязный вагон, покрытый с днища до самой крыши ржавчиной, с замызганными стёклами, всего с одной фарой. Двери его не всегда работали, но в этот раз Мику повезло. Повезло не с дверьми конечно. Повезло, что старичок вообще сумел добраться до остановки, на которой стоял Микки, ну, а двери. А, что двери? Конечно же, работала всего одна. Мик поднялся по ступеням и вошёл в салон, всё тот же спёртый воздух. Воняло потом, мочой и дешевыми духами. Великое зловоние. Мик прошёл в конец салона и встал спиной к стеклу, облокотившись на горизонтальный поручень. Кондуктор посмотрел на него с недоумением, а Микки вынул студенческий билет из внутреннего нагрудного кармана куртки и показал проездной, тот кивнул и не встал вставать со своего места ради того, чтобы проверить продление студенческого. Вагон был полупустой, но Мик стоял. Дурная привычка. Никогда, при возможности не садиться в общественном транспорте, да и не любил он этого. Плевать, что ехать больше получаса. Микки останется стоять. Паршивей всего он себя чувствовал, когда, стоя в жуткой давке в час — пик, видел, что женщина, неважно какого возраста или достатка, стоит, робко держась за поручень, глядя на мир грустным взглядом. Родители учили, что если женщина стоит, мужчина не вправе сесть, особенно в таких случаях. Ну да плевать. Мик проехал несколько остановок, в ушах играла любимая музыка, а голова была занята разбором ночного сна. Что же там было. Микки уже не помнил этого, всё, что осталось в его памяти, был лик Дженни и это упоительное чувство спокойствия. Дженни была красивой девушкой, во всяком случае, Микки видел в ней нечто идеальное и совершенное. Прекрасный рост, не очень большой, но и не маленький, Мик не очень жаловал  девушек, которые были ниже его больше, чем «на голову», идеальное телосложение, было видно, что она постоянно следит за собой, и это было похвально,  длинные светлые волосы, небрежно разбросанные по плечам и небесно голубые глаза, нечто неповторимое. Эти глаза всегда смеялись, они радовались жизни и видели всё насквозь.

Вот, что такое безответная любовь – думал он, глядя в окно. Тяжело, но нужно потерпеть, ведь как иначе. «Наверное, это и есть мой крест».

date13 Сен

Оставь ответ: